Вероника Иванова
персональный сайт писательницы
> Стихи

О чем говорят мужчины или Мои сцены из "Фауста"

***

- Мне скучно, бес.

- Что делать, Фа... Уст?
Нет, на кулак ты не похож.
Ладонь. Безвольная. Ну что ж,
Приняв по списку, что досталось,
Трудиться, не жалея жил -
Таков удел нечистых сил,
Хотя на свет иные князи
Явились вовсе не из грязи...
Но впрочем, хватит о пустом!
Итак, что выберешь сегодня?
За чьим погонишься хвостом?
Пред кем прикинуться мне сводней?
Не хочешь замутить войну
Или хотя бы пол-восстанья?
Чужую соблазнить жену
И не явиться на свиданье?

- Все это было. Много раз.

- Ужели? Что-то не припомню.
Набор затей у нас огромный,
Ведь жизнь - веселая игра!

- Не для того, кто на кону.

- Кто за язык тебя тянул?
Кто вел пером в твоей руке?

- Ты, бес.

- Ах, полноте! Из тысяч
Существ, приниженных и высших,
Бывавших на моем крючке,
Ни одному, ни половине
Я не навязывал шагов,
Суждений, жестов, мыслей, слов:
По этой части я безвинен.
Касательно других деяний...

- Ты отправлял нас на закланье.

- Наметил точку? Зря. Не ставь.

- Скажи, тебе не надоело
Из года в год, из тела в тело...

- Сновать иглой, сшивая явь
С твоей нелепою мечтою?
Поверь, ни капли. Этот фарс,
Рожденный нами и для нас,
Всех представлений мира стоит.

- Смеешься?

- Прячу блеск слезы
За яркой молнией улыбки
Среди разверзшейся грозы...

- Все это было лишь ошибкой.

- И будет. Каждый новый раз.
Когда расплат придет пора,
Ты ускользнешь свободной птицей.
И тот, кто за тобой родится,
Кто возжелает полноты
И необузданности мира,
Недостижимой высоты,
Любви, падения кумиров,
Перемешения сословий,
Опровержения основ,
Освобожденья от оков
Законов, правил и условий...
Он все получит, дай лишь срок.
А после выйдет за порог,
Меня опять оставив с носом.
И с опостылевшим вопросом:
Доколе?!...

...Впрочем, Он смолчит,
Припрячет под полой ключи
От кладовой мятежных знаний,
А мне оставит в назиданье
Огнем сомнения гореть
И зачарованно смотреть,
Как вас в цепи перерождений
Спасает святость заблуждений.

***

- Мне страшно, бес.

- Есть повод, Фауст?

- Один и тот же. День за днем
Я снова думаю о нем:
О времени, что мне осталось.

- На пару-дюжину пиров
Его еще с лихвою хватит!
Прикупим дорогие платья,
Наймем гостеприимный кров,
Накроем стол персон на сто...
Друзей не сыщешь? Я на что?
И будем славно веселиться,
Вгоняя в зависть все столицы!

- Паясничать, справляя тризну?

- По ком?

- По пролетевшей жизни.

- Ах, Фауст, кто бы говорил!
Твоим насыщенным летам
Легко завидуют цари,
Не то что нищие.

- Но там,
За острой гранью мирозданья,
Что проку в прожитом? Все - здесь.
Все - было.

- Ты, гляжу, страдаешь...
И сильно. Значит, жизнь - болезнь.
Зачем же плакать над недугом,
Как будто расстаешься с другом?
Придет умелый доктор Смерть
И...

- Лишь в твоем уме,
Гораздом до жестоких шуток,
Могла взойти такая мысль.

- Да будет уж ворчать... Встряхнись!
Негоже тратить ни минуты
На сожаления.

- Пусть так.
Но это вовсе не пустяк:
Уйти и больше не вернуться.

- Ты хочешь вновь узреть, как бьются
В глухую стену тьмы людей?

- Я рушил стены. Каждый день.
Откуда взяться новым?

- Эх,
И вправду, простота - не грех!

- Я разложил все по ступеням...

- Ковром для следующих ног.

- Я сделал столько, сколько смог!

- Когда бы смог взыскать ты пени
С тех, кто часы иль век спустя
Твой труд уронит в пыль забвенья,
Мидас остался б жалкой тенью!

- Ты можешь мыслить, не шутя?

- Желаешь без улыбки? Что же,
Сам напросился... Ты - ничтожен
В своих стремленьях стать умней.
Но что печальнее вдвойне,
Твоя любая высота
Всем прочим кажется лишь кочкой.
Ты видишь у подножья точки,
Они - не видят ничерта.
Пока не подберутся сами
Поближе к истине...

- Ну вот!
И ты признал, что...

- Хоровод
Глухих слепцов под небесами
Кружиться вечно обречен.
Увы, ничей бесценный опыт
Не стал ни дверью, ни ключом:
Вы вновь и вновь торите тропы,
Отринув прошлое.

- И все,
Что я оставлю за собою,
Все, сотворенное любовью...

- Не бойся. Прочь не унесешь.
Оно пребудет здесь. Следами,
Словами, красками, садами,
Дворцом, руинами - затем...
Не растворится в темноте,
Пока над миром ходит солнце.

- Но ты берешься утверждать,
Что знанию себя отдать
Никто вовек не соберется?

- Ну почему же? Будет день,
Родятся новые безумцы,
Обильно наплодят идей
О кои хором и убьются.

- Мне больно думать, что ты прав.

- Не думай. Не пришла пора
Писать печальные итоги.

- У каждого - своя дорога?

- Одна на всех.

- И мы по ней
Идем, не видя прошлых дней
Из-за врожденного горба?
Что за нелепая судьба!

- Тогда мой рок ужасней втрое.
А может, вчетверо... Представь:
У человеческих героев
Есть право чистого листа.
Вы можете начать сначала,
И думать, что никто до вас
Не отплывал от тех причалов,
Не поднимал те паруса...
Мне ж остается наблюдать
За бесконечной вереницей
Попыток заново разбиться.
Мои неспешные года
Закончатся совместно с миром -
Так у кого жесточе вира?

- Все бесполезно? Как же быть?

- Не замечать своей судьбы.
Ты можешь верить, Фауст... Верь.

- А что тебе отдать? Надежду?

- Нет. Лишь глухую пропасть между.

***

- О, бес, даруй мне...

- Маргариту?
Горчинка терпкого греха,
Оплывших льдинок шелуха,
По неизвестности разлитый
Тягучий сок пустой мечты,
Шипы желанной слепоты
И, завершеньем пития,
Соленый привкус бытия...
Изволь, сейчас смешаю.

- Бес!
Ты снова глух к моей мольбе.
Я говорю о человеке!

- Ты говоришь о нем всегда,
Едва распахиваешь веки.
И это, право, не беда:
Всего лишь бедность.

- Я - бедняк?

- Бедняга.

- Не было ни дня,
Чтоб ты смолчал! А в договоре
Нет пункта о словесной своре,
Из раза в раз берущей след
Моих задумчивых желаний.

- Покой не свойственен земле,
Глупейшее из всех созданий,
И даже небо... Между нами:
Не безмятежно до конца.
Я падал с вышнего крыльца -
Я знаю. И храню местами
Свидетельства уснувших бурь.
Но впрочем, пусть и дальше волны
Спят. Сладким сном... Какую дурь
Мне надлежит теперь исполнить?
Прости, отвлекся. Оплошал.
Кого зовет твоя душа?

- Ты обесчестил это имя,
Когда сравненьями своими...
Забудь.

- Я только встрепенулся,
А ты уже шагнул назад,
И разлетевшиеся бусы
Вот-вот оплачет егоза...
Скажи, зачем тебе девица?
Ведь не любить, а лишь влюбиться.

- Ты делишь...

- Чтоб потом сложить.

- Но это глупо!

- Не скажи.
Верней, попробуй замолчать,
Закрыть глаза, отринуть звуки,
Во мраке одинокой муки,
Не пропуская ни луча
Извне в свою больную душу,
Спросить...

- Ты бредишь наяву!

- А ты опять не хочешь слушать.

- Учти, я все еще живу,
И как живой, могу уверить:
Для человека нет границ
В любви.

- Как кары - для убийц...

- Пусть чувства разделяют звери,
Которым нужно выживать!
На части, доли, взгляды, встречи
Кроить свой мир и...

- Глянь: уж вечер.
Не лучше ль отложить слова
Подальше? Наступает ночь -
Пора заманчивых свершений.

- Ты отказался мне помочь.
Забыл?

- Не думай, не от лени.
Я лишь хотел тебя занять...
Занять твой разум нужным делом.

- И тут же говоришь о теле!
Зачем ты мучаешь меня?

- Мой хлеб - грехи и греховодцы,
А всякая еда должна...

- Тебе от голода неймется?
И скоро жадная слюна
Затопит горло?

- Все возможно.
Но этот путь, поверь мне, ложный:
Ничто не сможет нас рассорить
Ни в счастье, ни в глубоком горе.
Ты злишься, Фауст.

- Есть, на что!

- Каких я подлостей наделал?

- Ты посмеялся над мечтой!

- Я уточнил ее пределы,
И только.

- Нет, не понимаю.
Быть может, вовсе не пойму...

- А между тем разгадка тайны
Доступна твоему уму.
Но чтобы твой язык не сыпал
Проклятия мне под копыто,
Отвечу, истину любя:
Влюбиться - посмотреть в себя,
Любить - искать в другом глубины
И вековечную причину,
Соединившую сердца.
Отныне.
Присно.
Без конца.

***