Вероника Иванова
персональный сайт писательницы
> Стихи

Венок осенних сонетов

***


И мир покажется пустым,
Банальным, выцветшим, похожим
На скучный лабиринт, и все же
До невозможности простым.

И все окажется мертво,
Но можно даже счесть за милость,
Что разом в пепел обратились
Слова, раздумья, естество.

И все падет под сапоги:
Бесценный опыт, груз ошибок,
Песчинки горя, счастья глыбы,
Друзья и злейшие враги...

Дорога под гору ведет?
Пускай. Ведь ты идешь вперед.

***


Мы знаем: мрак густеет на рассвете.
Слепой, тягучий, едкий черный дым...
В нем невозможно избежать беды
И не попасть в расставленные сети.
Мы знаем: свет восстанет. Таковы
Законы нам отпущенного мира
И такова единственная вира
За радость взлета выше головы -
Метаться, выть, калечить кулаки,
Всем существом прекрасно сознавая,
Что ада нет, как и не будет рая,
И нет причин бояться. Никаких.

Но каждый раз на пике темноты
Мы выгоняем вон свои мечты...


***


Она глуха, как старая карга,
Нема, как умирающее эхо,
Незыблема, как мирозданья веха,
Бездушна, как январские снега.
Она упрямо лезет в небеса
И в твердь земли настойчиво врастает,
Уверенная каменная стая...
Кто этот сор однажды разбросал
По нивам душ, сминая шелк ростков,
Едва-едва пробившихся наружу?
Зачем мы прячемся от мнимой стужи
В объятьях стен и запертых замков?

Ведь мир войдет в сияние весны
Не с той, а с этой, внешней стороны.

***


Ты думаешь, что сможешь все:
Успеть, догнать, явиться первым,
Решить, единственно и верно,
Поймать Фортуны колесо.
Ты думаешь: дай, отойду,
Сверну на старую дорогу.
Никто ж не станет бить тревогу,
Не будет раздувать беду
Из опозданий и отсутствий?
А ты потом вернешься в строй,
К друзьям, к теплу чужих костров,
В глубины мыслей, в ярость чувства...

Но перекресток уж пустой,
И некому кричать: «Постой!»

***


Достаточно поднять глаза,
И оборвутся нити будней,
Земная твердь коварной блудней
Рванется из-под ног назад.
Довольно только посмотреть
Туда, где небо дышит бурей,
Сурово брови-тучи хмуря,
Взметнуть осенних листьев медь,
Расправить плечи, оттолкнуться
От скуки вечной суеты...
Взгляни: там все твои мечты,
А здесь - лишь жизни призрак куцый.

Но что тебе полета страсть?
Ты опасаешься упасть.

***

Пусть звуками взорвется тишина,
Отчаянными, яростными, злыми,
В чьем вязком, тошнотворно-сладком дыме
Сознание отходит ото сна.
Пусть краски разлинуют тишину
На тысячи кричаще-ярких клеток,
И рухнут в пропасть все табу и вето,
Державшие фантазию в плену.
Пусть жизнь сойдет на чистый белый лист,
Пусть наследит, беспечно и наивно,
Чтобы видений призрачные нивы
На стол жнивьем бездонных строк легли,
И миром вновь закончилась война...

Но только после. Прежде - тишина.

***


Давай с тобой поговорим
О предсказуемых началах,
О том, что нашу жизнь венчало,
О посиделках до зари.

Поговорим о чудесах,
О бесконечности фантазий,
О сущности Европ и Азий,
О непоседливых весах.

Поговорим... О нас с тобой,
Объединенных, разлученных,
Неправедных и не прощенных
Людьми, минутами, судьбой...

Не бойся слов: они - ключи.
Приятней взаперти? Молчи.

***


Дождь к земле прибивает дым,
Каждой каплей освобождая
Путь, ведущий из двери рая
К лимбу будничной лебеды.

Дождь к земле прибивает грязь,
Прах любовно мешая с прахом.
Нет ни гнева, ни зла, ни страха,
Ни карманов, куда их класть.

Дождь к земле прибивает всё,
И проклятия, и молитвы:
С небесами давно мы квиты,
А земля... Ничего, снесёт.

Лишь бы ливень - не сутки кряду.
Лишь бы взгляду хватило радуг.

***


Как часто раздаются голоса,
Молящие о краткой передышке:
Их отовсюду беспрестанно слышно.
Одни упрямо грезят о часах,

Растянутых на целые столетья,
Другие жаждут миг остановить,
Послушные велениям любви,
О лишнем вздохе слезно просят третьи.

Остановить мятежных стрелок бег?
Жить прошлым, возвращая раз за разом
Улыбки, слезы, действия и фразы,
Однажды обращенные к тебе?

Нет. В будущем так много откровений,
Что я прошу: спеши вперед, мгновенье!

***


Нам очень часто не хватает слов,
И кажется, что буквы неспособны
Собой представить чувства. Чад любовный,
Победы горечь, смерти торжество -
Все это неизбывно многогранно,
Дробится мириадами зеркал,
И замирает робкая рука
Над белизной бумажных океанов.
Бросаем в бой и паузы, и звуки,
А цель все дальше. С каждым новым днем.
Светильник же души вот-вот мигнет
В последний раз... Но лучшие науки
Запомнятся в одной из тысяч книг
Признанием того, что мир - велик.

***


Ты хотела бы быть беспечной
И ходить босиком по лужам,
И объятьями кутать плечи
К наступлению зимней стужи.

Ты хотела бы знать всё прежде,
Чем оно вдруг решит случиться,
Но опять и опять надежду
Отпускаешь свободной птицей

В мир несбыточный, мир нездешний,
Где всё - вовремя, а не следом,
Где по воле капели вешней
Прочь уходят любые беды.

Ты хотела бы... Ты - хотела.
Но кому есть до этого дело?

***


Узор фигур на шахматной доске.
Каре полков, застывших в ожиданьи
Приказа наступать. Осколки знаний
И опыта в незримом кулаке:
Они терзают дух клинками боли,
Наточенными только для борьбы,
Опасны в рукопашной и слабы,
Когда перед тобой - пустое поле.
Ты примешь вызов. Ты рванешься в бой,
К победе, поражению, неважно.
Ты щедрый, справедливый и отважный,
Но нет ни игрока перед тобой...

И наперегонки с самим собой
Бежать тебе начертано судьбой.

***


Мы делим время. Так уж повелось.
Мы ставим рубежом себе эпохи,
Века, мгновенья, вечности и крохи:
Мы и пределы невозможны врозь.

Так и живем, деля на части ток
Того, что не имеет от природы
Начала и конца. И эти воды
Уносят нас, как скомканный листок.

Что может быть разумнее и проще,
Чем покорить себя чужим мечтам,
Не различая «ныне», «здесь» и «там»?
Но, раз ввязавшись в бой, на боль не ропщешь:

Там, где не знают времени границ,
Рождение и смерть в одно срослись.

***


И я, как все, боготворю любовь.
Нелепое, но сладостное чувство:
С ним вместе - больно, без - темно и пусто,
Оно беспечно будоражит кровь,
Гоняя сердце зайцем от борзых,
Румянцем обжигает наши лица
И кажется, что мир нам только снится,
И верится: все это - лишь азы
Главнейшей из наук. Что впереди,
По меньшей мере, вечность... Но однажды
Всех утонувших вновь настигнет жажда:
Из тупика распахнутой груди
Нас выдернет свершений злая нить.

И я тот миг готов благословить.

***


Тебе известны шансы на успех:
Они невелики, как все мирское,
И призрачны, как горние покои.
Да, можно быть беспечней и глупей,
Не взвешивать, не сравнивать, не мерить,
С обрыва вниз бросаться, не дыша,
Но раз за разом, ускоряя шаг,
Ты пропускаешь запертые двери.
Хорош итог, который предрешен
Еще до первых звуков канонады.
Что проку в гимнах, одах и балладах?
Холодный ум - вот лучшая из жен!..

И все же, он случится: первый бой,
Заведомо проигранный тобой.

***


Нельзя все время отступать,
Нельзя топтаться на пороге,
От жизни принимать лишь крохи
И верить, что судьба слепа.

Нельзя воспитанно молчать,
Когда от крика глохнут уши,
Нельзя щадить чужую душу,
Когда в твою прут без ключа.

Нельзя робеть, нельзя скорбеть
И подбирать слова, как ноты:
На все старания есть квота.
Но кто вручил ее тебе?..

Не грех однажды отступить,
Уйдя с неверного пути.

***


Быть первым среди равных... Нет, не так!
Быть просто, без сравнений, самым первым,
Жить каждый день на оголенном нерве,
Всегда все делать с чистого листа,

На миг опережать чужой порыв,
На корпус обходить всех финишеров,
Быть выше сплетен, ссор и споров,
Беспечно расточать свои дары,

Чтоб было все: безудержный азарт,
Восторг, полет, пьянящий вкус свободы,
Прижизненные памятники, оды,
Толпы проникновенная слеза...

И - вечный страх: упасть при всем параде
Под каблуки всех тех, спешащих сзади.

***


Ты знаешь, все еще придет.
Примчится, прилетит, обнимет,
И, проклиная чье-то имя,
Расколется февральский лед.

Ты знаешь, будет много дней,
Залитых светом и тенистых,
Шальная пляска спелых листьев,
И много дум. О нем. О ней.

О тех, кто близко и далече.
И много дел - куда ж без них?
Гася полночные огни,
Ты знаешь: нет, не скоро вечер...

Но сам себе ответишь честно,
Что лучше знаний - неизвестность.

***

Никто не должен быть один.
Никто не должен притворяться,
Не прятать дрожь иссохших пальцев,
Не убегать от стекол-льдин
Оконной рамы, за которой
Бушует жизнь, и скачет мир
Мячом беспечным меж людьми...
Пусть здесь лишь пыль на старой шторе,
Лишь том, зачитанный до дыр,
Вобравший всю земную мудрость,
Ненаступающее утро
И сморщенных надежд плоды,

Хоть склеп, хоть сад: здесь всё - твоя
Обетованная земля.

***


Он перестанет жалить. Страх.
Как ты просил. Просил у жизни.
И, наконец, тебя настигнет
Благословенная пора.

Ни промедлений, ни оглядки,
Ни отступлений. Лишь покой.
Любые цели - под рукой
Все мысли - в правильном порядке.

Он разожмет свои тиски...
Что это? Точно ли свобода:
Под бесконечным небосводом -
Равнина благостной тоски?

Страх распрощается с тобой,
Но вслед ему раздастся вой.

***


Они говорили: «Держи удар».
И я держал. А что оставалось?
Упрямо. Глупо. Через усталость,
Сквозь оголенные провода

Наивных нервов. Под пылью склепа,
Чьи камни кто-то сложил, когда
Огнем и пеплом текла вода...
Бесцельно. Судорожно. Нелепо.

Опаздывая всего на вдох,
Но безвозвратно. Щит? Он не нужен.
Багрянцем липнут к подошвам лужи,
И взгляд от боли почти оглох...

Они говорили: «Держи удар!»
И я удержу.
Не веришь?
Ударь.


***