Вероника Иванова
персональный сайт писательницы
> Не стихи

Yes, No, Escape?

Не правда ли, хорошо знакомая троица? По крайней мере, знакомая тем, кто пользуется компьютерами. Стандартная процедура: согласиться, отказаться или отменить принятые изменения. Казалось бы, скупые предложения бездушного алгоритма, но если присмотреться, понимаешь: вот она, модель поведения человека в обществе. Простая, кристально-ясная и вполне понятная.
Три возможных действия: принять предложение системы, не принять - то бишь, взбунтоваться и попробовать изменить условия, или... Банально откреститься от всего окружения и сбежать. И, как можно заметить по художественным произведениям массового и не очень массового творчества, именно третий путь развития нынешнему энтропо-обществу милее первых двух.
Много вы помните художественных революционеров, желающих изменить к лучшему существующий мир? Все они остались в прошлом веке. Или даже позапрошлом. А на повестке дня были и остаются благородные и мужественные герои, норовящие при каждом удобном случае слинять в другой мир, чтобы там, во всем блеске своего благородства, ессессно, нести свободу, процветание и прочие блага аборигенам. И не в одиночку, а рука об руку с прекрасной, верной и отважной возлюбленной. Да и зачем ему, в самом деле, толстушка-соседка с верхнего этажа, если где-то там, в светлых далях, ждет пышногрудая блондинистая эльфа? Зачем выполнять каждый день одну и ту же работу, полезную для людей, но такую скучную и требующую подвига именно в том, чтобы на нее выходить?
Нельзя сказать, чтобы тема эскапизма когда-либо теряла свою популярность, но в разные периоды существования общества ею увлекалось разное количество людей. И только когда средства информации стали по-настоящему массовыми, побег от действительности тоже понемногу начал напоминать чикагский марафон.
Хорошо или плохо, каждый, конечно, решает для себя. Но вот именно в такой постановке фразы и скрыта подлянка. «Для себя». Не для семьи, друзей, соседей, соотечественников, а прежде и только для себя. Одного. Любимого или ненавидимого. И получается, что одновременно возводятся миллиарды крошечных мирков, никак не связанных друг с другом, увеличивая и без того чудовищную энтропию Вселенной. А ведь даже в сказках герой всегда или возвращался после подвигов домой - к труду, что называется, повседневному, или заступал к станку царствования, но опять же - в своей родной стране, а не на чужбине, где все хорошо, и даже телушка стоит всего лишь полушку...

Время сказок не заканчивается никогда. Жаль только, нынешние сказочники - образ далеко не собирательный.